Соша
Кукла
В мире непознанных явлений, с которыми иногда сталкиваются люди, особое, по своей таинственности и загадочности, место занимают привидения и случаи проявления «шумных духов» - полтергейста. Эти и другие чудеса известны давно, и во многих случаях описаны подробно. Однако один из таких случаев, произошедший в начале ХХ века в России, остался малоизученным современными исследователями, и был характерен необычным сочетанием самых разнообразных загадочных явлений.


* * *

20 ноября 1900 года владимирский архиепископ Сергей получил телеграмму следующего содержания: «Владыко святый, бесы наполнили дом, затопят печи, жгут одежду, топят в воде, переносят вещи, беспрерывно сотни людей день и ночь свидетели. Прошу молитв. Переславль. Леченцы. Священник Иоанн».
Село Леченцы находилось в Переславльском уезде Владимирской губернии на реке Нерли. Служивший там настоятелем сельской церкви был нестарый еще священник Иоанн Соловьев, обремененный женой и тремя малолетними детьми. Свой пост он занимал уже целых 11 лет и был достаточно сведущ в богословии. Поэтому сообщению о появлении в его доме нечистой силы архиепископ придал большое значение и немедленно поручил местному благочинному, священнику села Вашки Павлу Веселовскому, провести тщательное дознание. Уже 30 ноября тот был на месте и произвел обследование места происшествия, а также опросил многочисленных свидетелей. Заявление отца Иоанна полностью подтвердилось – в его доме действительно происходили необычные явления, которые были признаны сверхъестественными и отнесены духовенством к проделкам нечистой силы.
Слухи о загадочных происшествиях в Леченцах дошли и до местной администрации, которая тоже послала туда своих дознавателей – станового пристава, исправника, а потом еще и чиновника по особым поручениям при губернаторе. Изложенные церковным следователем факты были перепроверены – священник Иоанн, его домочадцы, а также множество сельчан и в самом деле были свидетелями таинственных явлений. Собранные тогда материалы позволяют составить целостную картину этих загадочных происшествий и являются настолько любопытными, что представляют несомненный интерес для исследователей паранормальных явлений и сейчас. Что же происходило в доме отца Иоанна, что вызвало особый интерес у светских и духовных властей и панику у местных жителей?
Оказалось, что первые загадочные явления в доме отца Иоанна, где он проживал со своей семьей, горничной девкой Авдотьей, 17 лет, и нянькой Натальей, 14 лет, начались еще в августе 1900 года и выражались в постукиваниях, порче одежды и битье оконных стекол. Однако ни сам священник, ни матушка сначала этим мелким проделкам значения не придавали. Но с 16 ноября нечистая сила настолько разбушевалась, что ни молитвы, ни окропление комнат святой водой не помогали. Поэтому и дана была телеграмма архиепископу, а также приглашены в дом односельчане: находиться там одним стало просто страшно.
Все происходившее четко разделялось на три временных периода буйства бесов, между которыми были небольшие промежутки времени, и продолжилось до тех пор, пока священник, не выдержав натиска потусторонних сил, не покинул это село.
В первом периоде (с 16 по 21 ноября) события развивались следующим образом. Около 12 часов дня 16 ноября во время протапливания печи священник приказал няньке Наталье подкинуть в печь еще дров. Не успела она забросить последнее полено, как в комнату клубами повалил дым. Нянька вместе с горничной Авдотьей и матушкой заглянули в печь и увидели, что дымоходное отверстие плотно заткнуто овчиной, войлоком и мешком. С трудом вытащив эти вещи из дымохода, заткнутого кем-то ИЗНУТРИ, хозяева решили еще раз протопить печь, однако дым опять повалил в дом. Когда же отец Иоанн призвал на помощь мужиков, и те вскрыли кирпичную кладку печи, то оказалось, что все дымоходные колодцы были забиты разной домашней рухлядью. По их мнению, произошло «совершено невозможное человеческим усилиям заложение» дымоходных каналов изнутри. Пока домашние и крестьяне топтались в комнате у печи, весь коридор оказался устлан половиками и мешками, а лестница на чердак была занавешена попоной. Сапоги, стоявшие на лежанке, были разбросаны по комнате и коридору, а в разных углах дома слышалось негромкое постукивание, что бывало и прежде.
Пораженные до крайности такими странностями, крестьяне ушли.
Все эти непостижимые явления отец Иоанн был вынужден признать кознями сатаны и, чтобы избавиться от его происков, решил отслужить в своем доме молебен. Пришли односельчане, но во время богослужения по коридору была рассыпана мука, а в кухне снесена вся посуда. Крестьяне по просьбе священника с этого часа установили во всех комнатах постоянное дежурство, но, несмотря ни на что, бесовщина не унималась. После молебствия настоятель сложил на стол в зале крест, евангелие и свое церковное облачение, но через пять минут все это оказалось на полу. После этого все, даже ранее сомневавшиеся, уверовали в козни сатаны – святое писание никто, кроме него, на пол бросить не посмеет.
В последующие дни, 17 и 18 ноября, проделки дьявола были незначительными – опять разные вещи разбрасывались по коридору, чуланам и комнатам, а стоявшие на печке сапоги в мгновение ока раз десять оказывались в сенях или в мешке с мукой. Один раз учительница с матушкой только открыли дверь в горницу, как оттуда в них полетела железная кочерга, к счастью, никого не задев.
Вечером 19 ноября у священника пропали часы и обнаружились затем в крынке с молоком, а в печи опять загорелось неведомо как там оказавшиеся мокрые наволочки, висевшие до того на кухне. В то же время весь коридор оказался устлан бельем, платьями, кофтами и натасканными со двора дерюгами. В отхожем месте нашли лоханку и шерстяной платок.
День 20 ноября выдался особенно беспокойным. В присутствии крестьян из печи опять потянуло смрадом. Открыли заслонку и вытащили оттуда тлеющий шерстяной платок, за ним – детский фартук, потом сверток холста (до этого все эти вещи хранились в чулане), а потом из дымохода стала выпадать детская обувь, парами, четыре пары одна за другой, причем сапожки были еще горячими. Пошли положить вещи обратно в чулан – а дверь не открыть: она оказалась приваленной изнутри кругом льна весом в три пуда, стоявшим когда-то у дальней стенки.
21 ноября различные предметы домашнего обихода опять перемещались по дому, причем у станового пристава пропала фуражка, в печи снова горела одежда, ключи от церкви оказались в лохани, а поставленная опара была опрокинута на пол. Один половик оказался скрученным так туго, что человеческими руками это сделать было невозможно.
На некоторое время после этого наступила передышка, полтергейст, казалось, было унялся, но это оказалось не так – с 11 по 28 декабря он разбушевался с новой силой. Вещи опять разбрасывались по дому, стала рваться одежда, а начиная с 23 декабря – выстригаться небольшими квадратиками. На некоторых вещах сами собой завязывались очень запутанные узлы
Опустошенные немыслимыми страхами люди смогли отдохнуть от кошмаров всего две недели, а с 15 по 19 января 1901 года сатанинское наваждение набросилось на них с новой силой. 15 января из кладовой на улицу были выброшены свинина и горох, а одежда прислуги оказалась развешана по забору. На снегу в огороде были обнаружены следы ступней человеческих ног, правая из которых была вывернута назад.
Последние происшествия окончательно доконали священника, и 25 января 1901 года отец Иоанн покинул село Леченцы. Его дальнейшая судьба неизвестна, однако после его отъезда таинственные явления в его опустевшем доме прекратились.

* * *

Духовенство тогда определило все происходившее в доме отца Иоанна как действия нечистой силы. Эта история получила широкую огласку. Некоторые представители общественности, считавшие себя людьми с передовыми взглядами, с такой версией не согласились и проанализировали весь ход событий. По их мнению, священник Соловьев страдал острым психическим расстройством с раздвоением личности и большую часть проделок совершал сам. Исходя из ложного утверждения о том, что душевная болезнь – штука заразная, они сделали вывод об инфицировании ею няньки Натальи, которая якобы неосознанно помогала ему в этом. Для начала ХХ века эта версия вполне годилась, но не для нашего времени.
При расследовании этого дела почему-то никто не обратил внимания на сон Натальи, который она рассказала наутро, когда нашла на своей шее нож: «…явилась во сне бывшая батюшкина служанка Прасковья и стала упрекать меня, зачем я продолжаю наговаривать на нее. Я ответила: мы об этом забыли, а вот ты снова заставляешь говорить о тебе. Она возразила мне, что ничего не делает теперь, и вдруг сказала – хочешь, я тебя зарежу! При этом она выхватила откуда-то нож. Я с испуга вскрикнула и проснулась, около шеи лежало что-то холодное. Это был кухонный нож».
Оказывается, до всех этих событий у отца Иоанна в прислугах была некая Прасковья, и однажды нянька Наталья уличила ее в краже узла с бельем. Священник Соловьев заявил на нее властям, и та по суду получила три месяца тюрьмы. Там она и умерла. Натурой Прасковья была злобной и мстительной, и самое главное – она была горбатой! Вспомним кляксу в виде горбатой фигуры на книге и рассказ понятого о кравшейся за священником уродливой тени!
Объяснение этому может быть только одно – так злая горбунья мстила своим бывшим хозяевам, тем более что про нее ходили слухи, что якобы она знается с чернокнижниками.


@темы: Приведения